«Ее тело даже не пыталось скрыть причину смерти». Фрагмент из книги судмедэксперта Ричарда Шеперда «Семь возрастов смерти» - Инфолаз
«Ее тело даже не пыталось скрыть причину смерти». Фрагмент из книги судмедэксперта Ричарда Шеперда «Семь возрастов смерти»

«Ее тело даже не пыталось скрыть причину смерти». Фрагмент из книги судмедэксперта Ричарда Шеперда «Семь возрастов смерти»

«Ее тело даже не пыталось скрыть причину смерти». Фрагмент из книги судмедэксперта Ричарда Шеперда «Семь возрастов смерти»

В конце января 2022 года в продаже появится бумажная версия книги знаменитого британского судмедэксперта Ричарда Шеперда «Семь возрастов смерти. Путешествие судмедэксперта по жизни» (перевод Ивана Чорного). Вы можете знать его как автора книги «Неестественные причины». Новая книга — это сборник историй из практики специалиста, которые помогают лучше понять судебную медицину, анатомию и даже психологию. «Медуза» публикует фрагмент, рассказывающий о подозрительной смерти женщины старшего возраста.

Закончив с Альфредом Хупом, я задержался в секционной, разговорившись с сотрудником морга, как вдруг до меня дошло, что один из полицейских все еще тут.

— Док, у меня тут не совсем простой случай, — неловко начал он. — Я знаю, что вы обычно не занимаетесь рядовыми делами, но я тут подумал… раз уж вы тут…

Конечно, как и всем остальным, мне хотелось вернуться домой, но смущение детектива-сержанта меня остановило. После внезапной необъяснимой смерти, когда полиция уверена, что она была естественной, это требует подтверждения. Судмедэксперт для этого не нужен — все может сделать обычный (к тому же его услуги стоят меньше!), и отчет о вскрытии отправляется только коронеру, но не в полицию. Если же у полиции появляются хоть малейшие подозрения, она вызывает нас. И теперь детектив-сержант просил судебного специалиста провести коронерское вскрытие.

Я стал всматриваться в покрасневшее лицо.

— Расскажите подробности.

Далси Макмиллан было шестьдесят семь лет. Она работала художницей — днем писала портреты, а вечера часто проводила в Вест-Энде, где рисовала или перерисовывала театральные декорации. Когда она не пришла на работу, что ей было совершенно нехарактерно, коллеги связались с полицией, которая вломилась к ней в дом и обнаружила ее лежащей на полу.

— Слушайте, док, — сказал детектив, словно пытаясь передо мной оправдаться. — Там был полный бардак, но ведь это вполне ожидаемо для художницы. Вдоль стен были сложены картины, повсюду валялись старые кофейные чашки, а пол выглядел так, словно не видел пылесоса с 1969 года.

— Никаких следов взлома?

— Совершенно никаких. Я просто подумал: она в возрасте, плохая хозяйка и просто свалилась замертво.

Я кивнул:

— Значит, ни фотографий, ни криминалистов?

— Ничего. Просто отправили на вскрытие коронеру, сообщили ее племяннице, и я решил, что на этом все.

— Так почему же вы передумали?

— Позвонили ее друзья. А еще соседка. По их словам, на прошлой неделе к ней приходили какие-то парни и предлагали срезать несколько веток с дерева перед домом. Она вежливо отказалась. Несколько дней спустя появился еще один, предложил что-нибудь починить или еще как-то помочь. Она выдворила и его, а вскоре увидела снаружи дома, на воротах, какие-то линии, нарисованные мелом. Она решила, что так эти люди метят дома, и стерла их. А несколько дней спустя они появились снова. Сказала соседке, что ее преследуют… и тут она умирает.

— Соседка думает, что она могла пустить их в дом?

— Если что и было, она явно открыла дверь сама: на ней нет цепочки. Я решил, что нужно еще раз взглянуть на дом. Вернулся туда. Только вот племянница уже там побывала и все убрала.

Казалось, он в полном отчаянии.

— Док, я не стал бы просить, но всю ночь не мог уснуть, переживал. У меня будут большие проблемы, если окажется, что ее все-таки ударили по голове.

— Конечно, — сказал я. — Давай-ка тебя успокоим. Я попрошу сотрудников занести ее.

Он испытал явное облегчение:

— Ох, спасибо вам, док.

Пока сотрудники морга делали свое дело, я спросил:

— Нам что-то известно о состоянии здоровья Далси?

— Судя по всему, в целом очень даже здорова. Племянница, правда, говорит, что они недавно вместе ели карри и у старушки после нее была ужасная изжога. Настолько сильная, что она не пошла на работу, и племянница забеспокоилась, что это может быть плохим знаком.

— Когда они ели это карри?

Он задумался.

— Давайте подумаем. Когда я сообщил племяннице о ее смерти, она сказала, что виделась с ней неделю назад.

В секционную доставили тело Далси.

— Понимаете, док, это все из-за племянницы… — Детектив по-прежнему звучал так, словно оправдывается. — Я подумал, что у старушки, должно быть, серьезные проблемы с желудком. Там по всему дому валялись упаковки .

Простыню, прикрывавшую тело, убрали, обнажив его.

Она была невысокой женщиной в теле. Густые седые волосы коротко подстрижены. На мгновение выпуклое пятно на коже внутренней стороны запястья показалось мне подозрительным. Пока я с легкостью не убрал его — краска. Наверное, жженая сиена. А еще под ногтями на правой руке я нашел частички кобальтовой сини. Я внимательно осмотрел ее тело на предмет ран или синяков, но ничего не обнаружил.

— Никаких следов насилия, — подытожил я. — И уж точно никаких травм головы.

Детектив-сержант радостно улыбнулся.

Я взял в руки скальпель:

— Давай теперь заглянем внутрь.

Тело Далси даже не пыталось скрыть причину смерти. Она стала очевидна, как только я сделал срединный разрез и открыл грудную клетку.

— Охренеть! — воскликнул детектив. — А это еще откуда?

Вместо сердца у нее был большой надутый шарик темно-синего цвета.

— Это околосердечная сумка, в которой находится сердце. Обычно через нее все видно, будто смотришь через запотевшее окно. У Далси же она наполнилась кровью.

— Почему, док?

— Должно быть, случился разрыв сердечной мышцы.

Я приготовился разрезать эту тонкую оболочку. Когда получаешь ножом в сердце, в этом есть только один крошечный плюс: нож повреждает околосердечную сумку, позволяя крови вытекать из образовавшейся в сердце раны, что дает хоть какой-то мизерный шанс на выживание. Околосердечная сумка Далси была целой. Она была туго натянута, но все равно надежно удерживала вытекающую кровь. Наполняясь, она все сильнее сжимала сердце, подобно удаву, пока оно не перестало биться.

— Наверное, больно до ужаса! — скривился детектив.

— Нет-нет, она наверняка почти сразу потеряла сознание, и ее смерть была тихой, — заверил я его. — Всем бы так.

Околосердечная сумка, может, и смогла удержать кровь, но моему скальпелю не оказала никакого сопротивления. После смерти кровь сгустилась вокруг сердца, образовав его идеальный слепок. Сгусток крови был цельным, и я аккуратно его приподнял. Готовая в любой момент развалиться, у меня в руках затряслась эта желеобразная форма в виде сердца.

Я отложил сгусток в сторону, в то время как детектив внимательно изучал спрятанное внутри него сердце.

Разрыв в его передней стенке сразу же бросался в глаза — словно кто-то порвал кусок ярко-красной ткани. Он был, наверное, длиной с сантиметр. После смерти сердце больше не было под давлением, и это была уже не та зияющая дыра, как, должно быть, в момент смерти Далси, но мне все равно без труда удалось просунуть в нее тупой конец скальпеля. По краям была мертвая мышечная ткань — отекшая, плотная и с желтизной. Уж простите, но для сердечной мышцы в таком состоянии лучшего сравнения, чем с заварным кремом, я придумать не могу.

— «Алка-Зельтцер» уж точно не помог бы Далси, — сказал я.

Казалось, детектив был в замешательстве:

— Я не понимаю, почему тогда у нее были проблемы с желудком, когда на самом деле отказывало сердце.

— Не было у нее проблем с желудком. Она лишь так думала.

Поразительно, насколько человек подвержен самообману. Далси было шестьдесят семь, у нее был избыточный вес, и я нисколько не удивился бы, узнав, что кто-то из ее родителей умер от проблем с сердцем. Тем не менее, когда у нее внезапно началась изжога, да еще такая сильная, что она не могла выйти на работу, Далси лишь приняла антацид и решила, что дело, должно быть, в том самом карри. Ей, возможно, и приходило в голову, что это может быть сердечный приступ, однако она явно предпочла не думать о такой возможности. Это промедление убило Далси, хоть и помогло судмедэксперту.

error: Content is protected !!