Относятся к войне, как к видеоигре. От «высокоточных» авиаударов США по боевикам погибает гораздо больше мирных жителей, чем признает Пентагон — расследование The New York Times - Инфолаз
Относятся к войне, как к видеоигре. От «высокоточных» авиаударов США по боевикам погибает гораздо больше мирных жителей, чем признает Пентагон — расследование The New York Times

Относятся к войне, как к видеоигре. От «высокоточных» авиаударов США по боевикам погибает гораздо больше мирных жителей, чем признает Пентагон — расследование The New York Times

Последствия американского авиаудара по предполагаемой машине террориста в Кабуле, которым оказался сотрудник благотворительной организации. В результате удара погибли 10 мирных жителей, включая детей. Кабул, Афганистан, 2 сентября 2021 года

США проводит операции против «» на территории Афганистана, Ирака, Сирии и некоторых других государств с 2014 года. Еще на этапе планирования кампании Барак Обама, занимавший тогда пост президента, уверял, что новейшие военные технологии позволят американцам атаковать врага на расстоянии с потрясающей точностью и избегать ненужных потерь среди собственных военных и гражданского населения. Однако семь с лишним лет спустя журналисты выяснили, что оптимистичные прогнозы Обамы и высшего командования не оправдались. От действий американцев — по неосторожности или случайности, из-за недостаточной точности оружия или ошибок разведки — гибнут тысячи мирных жителей, а Пентагон старается это скрыть. «Медуза» пересказывает главное из обеих частей расследования The New York Times о смертельно опасной халатности американских военных (1, 2).

В ходе кампании США против на Ближнем Востоке Пентагон собирал сведения обо всех авиаударах и их последствиях в засекреченный архив. Журналисты The New York Times несколько лет подавали запросы на рассекречивание документов из этого архива и иски против Министерства обороны и Объединенного центрального командования вооруженных сил США. Из документов они узнали, например, что в одном случае Управление специальных операций ошибочно определило расположение трех плацдармов террористов в Сирии. Тогда, вопреки сообщениям об успехе миссии и гибели 85 боевиков, американцы атаковали с воздуха обычную деревню и убили более 120 мирных жителей. В другом случае в Ираке военные предположили, что автомобиль с тонированными стеклами начинен взрывчаткой, и нанесли по нему авиаудар. Позже выяснилось, что в машине оказалась обычная семья из двоих взрослых и двоих детей.

Данные более чем из 1300 отчетов о потерях среди гражданского населения, полученных журналистами, подтверждают, что такие ситуации носят систематический характер. Войну против ИГИЛ американские военачальники позиционируют как высокотехнологичное и гуманное противостояние добра против зла. Но в реальности ошибочные данные разведки, поспешное наведение на цель и безразличие к чужим жизням приводят к гибели тысяч ни в чем неповинных гражданских, в том числе детей.

Не менее важно и то, что за халатность не следует дисциплинарного наказания: ни в одном случае, изученном журналистами, проверяющая комиссия не пришла к выводу, что военные допустили нарушения. Дополнительное расследование санкционировали в отношении менее чем 12% инцидентов, лишь в единичных случаях родственникам погибших выплачивали компенсацию.

Иногда военные выставляют явные провалы как триумфальную победу над экстремистами — например, после очередной атаки с помощью дрона в столице Афганистана Кабуле официальные представители заявили о ликвидации транспортного средства, укомплектованного взрывными устройствами, хотя вместо этого погибли 10 членов одной семьи, не имевших никакого отношения к ИГИЛ.

Значительная часть убийств происходит из-за работы так называемых ударных ячеек — дистанционных штабов с аналитиками, разведкой и экспертами во всех возможных областях, включая метеорологов. Информаторы, сотрудничавшие с ответственной за провальные операции в Сирии ячейкой, подтвердили, что военные часто игнорируют меры безопасности для гражданских лиц в районе операции.

В разговоре с журналистами представитель Центрального командования США капитан Билл Урбан объяснил, что «ошибки случаются даже с лучшими технологиями», но вместе с сослуживцами он «делает все, чтобы избежать их в дальнейшем, и сожалеет о каждой потерянной невинной жизни». Офицер добавил, что гражданские потери невыгодны самим американцам, поскольку помогают террористам распространять пропаганду и вербовать новых последователей.

Чтобы разобраться в ситуации не только со слов военных, журналисты NYT изучили рассекреченные по их требованию документы, посетили места, где проходили боевые действия, и опросили выживших после американских ракетных ударов. Они установили несоответствие между официальными данными (1417 погибших гражданских в результате воздушных налетов в Ираке и Сирии, около 200 погибших гражданских в Афганистане с 2018 года) и реальностью. Выяснилось, что военные не включали в статистику сотни случаев, когда расследование велось поверхностно, и маркировали их как неподтвержденные.

Какие ошибки допускали американские военные

Очевидно, что вести войну против ИГИЛ совсем без потерь среди мирных жителей было бы невозможно. Но, утверждают расследователи, количество случайных жертв слишком велико, чтобы быть оправданным какими бы то ни было военными успехами.

Одной из причин этого может быть такая особенность мышления, как confirmation bias («склонность к подтверждению своей точки зрения»), когда человек больше доверяет информации, которая подтверждает уже сложившееся у него мнение, и наоборот, не уделяет достаточно внимания тому, что противоречит его позиции.

Пребывая в плену собственной предвзятости, американцы при каждом удобном случае предполагали, что наносят удар по террористам, даже если у них были основания для сомнений. Например, людей, направлявшихся к месту недавней бомбежки, по умолчанию принимали за бойцов ИГИЛ, а не за спасателей — и накрывали их повторным авиаударом. Группу друзей-мотоциклистов считали радикалами на задании, потому что они якобы передвигались особым строем.

Подарите себе «Медузу»

В 2021 году «Медуза» смогла выжить — благодаря читателям. Но нам по-прежнему нужна поддержка. Один раз или регулярно, маленькая сумма или большая — любая помощь критически важна. В 2022-м наша редакция может рассчитывать только на вас. А вы знаете, что делать.

В других случаях к дополнительным жертвам приводило поверхностное наблюдение: сотрудники докладывали, что в зоне удара нет гражданских лиц, но при этом упускали людей, спрятавшихся среди развалин или в уцелевших домах. Несмотря на восторженные описания самых передовых устройств слежения, военные часто снимали зону предстоящей атаки на протяжении всего нескольких секунд и не охватывали близлежащие территории. Запись не позволяла увидеть гражданских под прикрытием листвы, алюминия или брезента. Больше чем в половине случаев мирные жители погибали, случайно заходя на территорию, которую американцы одобрили для обстрела.

Порой военные сознательно действовали избыточными методами: использовали более мощное оружие, чтобы сэкономить ракеты c точечным наведением. В результате вместо одной машины с предполагаемым террористом в 2016 году в Мосуле взорвали три, в том числе с гражданскими пассажирами. В других случаях бомбы вовсе не достигали цели: например, в апреле 2016 года сообщили об убийстве известного вербовщика ИГИЛ Нила Пракаша, а несколько месяцев спустя его задержали на границе между Сирией и Турцией.

Как командование скрывает эти ошибки

Практически все документы с подробностями о гибели гражданских в результате американских атак были строго засекречены, пока журналисты не добились получения 1311 из как минимум 2866 известных им отчетов. Судебные слушания по поводу обнародования остальных материалов начались в 2017 году и продолжаются до сих пор.

Однако даже рассекреченные документы не полностью восстанавливают картину — так, в 2018 году военные не включили в отчет выводы проверяющего из университета Комитета начальников штабов и национальной обороны. Тот предположил, что командование считает оправданными все убийства людей, когда атака была санкционирована, и игнорирует ошибки, допущенные на этапе принятия решений о проведении этих операций.

В документах Пентагона утверждается, что в 27% атак, затронувших гражданское население, пострадали дети. По данным NYT, этот показатель составляет не менее 62%. В 40% случаев раненые получали инвалидность, о чем умолчали военные следователи.

Часто расследованием спорных эпизодов занималась та же команда, которая производила бомбардировку, что ставит под сомнение непредвзятость американцев. Такой подход объясняет поверхностность отчетов, в которых данные о жертвах часто занижаются или просто вымарываются. Из 1311 проведенных Пентагоном проверок следователи лишь один раз побывали на месте атаки, а еще в двух случаях опросили пострадавших.

В обязанности ударных ячеек входит оценка того, насколько потенциальные потери среди гражданских пропорциональны поставленной цели — например, ликвидировать известного террориста или уничтожить склад оружия. Теоретически подробная подготовка может минимизировать риск настолько, что бомбардировка уничтожит лишь нужное помещение, оставив остальное здание нетронутым.

Однако в реальности решения часто принимаются поспешно. Нигде не уточняется, как аналитики определяют допустимость гражданских потерь в зависимости от стратегической важности миссии. В ходе битвы за Мосул в Ираке летом и осенью 2017 года военные полностью уничтожили трехэтажный дом, где скрывались три семьи. После первого удара американцы снова атаковали здание, хотя уже тогда видели рядом как минимум четырех маленьких детей. Ударная ячейка не сообщила о гражданских в окрестностях. Позже участники операции сослались на то, что угол съемки дрона «затруднял обзор». Выживший мужчина, у которого погибли жена, сын и дочь, назвал действия военных «не освобождением, а уничтожением».

Мирных людей убивают по ошибке — а иногда сознательно игнорируя риски 

Проводивший оценку действий военных для Комитета начальников штабов Лоуренс Льюис установил, что самая распространенная причина потерь среди мирного населения — ошибка наблюдателей, которые принимают обычных жителей за боевиков. По официальным данным Пентагона, такое происходило всего в 4% случаев, хотя расследователи NYT установили фатальные ошибки не менее чем в 17% случаев. В общей сложности ошибочная идентификация привела к трети всех смертей и ранений гражданских.

В качестве классического примера того, как военные некритично воспринимают собственные соображения, журналисты приводят инцидент в Сирии в ноябре 2016 года. Тогда оперативники заметили около 10 мужчин, погрузившихся в два грузовика с белыми мешками. В них, как предположили американцы, находился нитрат аммония — компонент взрывчатых веществ. Когда мужчины подъехали к зданию, связанному с предыдущими нападениями ИГИЛ, военные атаковали его, пока предполагаемая база террористов не рухнула вместе с соседним домом.

Проверка показала, что оперативники ошиблись почти во всем: в мешках не оказалось химикатов, мужчины не были экстремистами, в здании располагалась не фабрика по производству взрывчатки, а хлопкоочистительное предприятие. Несмотря на гибель двух гражданских, штаб назвал действия военных оправданными. В других ситуациях американцы без всяких оснований считали, что приветствовавшие соседей взмахом руки местные подают сигнал террористам, и проводили зачистку местности.

В 37% случаев, признанных оправданными, военные просто не замечали гибели гражданских лиц. Капитан Урбан объяснил, что подобные ошибки — следствие изобретательности экстремистов, которые смешиваются с толпой и базируются в районах с мирным населением. Но это не объясняет, почему аналитики делают выводы на основании видео длиной 11 секунд, которые объективно не позволяют понять полную картину. Подобные ошибки разведки часто приводят к гибели мирных жителей. Например, в феврале 2017 года американцы решили, что дети покинули одну из школ в Ираке и теперь в ней расположилась ячейка ИГИЛ. В результате атаки погибли четверо гражданских, еще шестеро получили ранения.

Военные объясняют «невидимость» местных тем, что они покидают дома из страха перед атаками экстремистов, а затем возвращаются незаметно для американцев. В действительности мирные жители, наоборот, чаще прячутся все вместе в одном помещении, которое оперативники и аналитики почему-то игнорируют при оценке ситуации. В сирийской деревне Тохар выжившие после бомбардировки в июле 2016 года рассказали журналистам, что перед операцией у них несколько недель подряд над головой кружили разведывательные дроны — то есть американцы точно знали, где они находились. Операция, унесшая жизни более чем 120 гражданских, стала самой кровопролитной для гражданских с начала противостояния США и ИГИЛ. 

Часто главная проблема заключается не в продолжительности, а в качестве видео. Зернистая запись не позволяет разглядеть отдельных людей, проживающих или просто находящихся на территории, по которой планируется удар. Еще одна распространенная ошибка — определение целей и долгосрочное стратегическое планирование на основании одного отчета за несколько месяцев.

Порой американцы не учитывают, что бомбардировка склада взрывчатых веществ приведет к вторичным взрывам, по мощности намного превосходящим начальные. Летом 2015 года погибли более 70 жителей кварталов, окружавших промзону на севере Багдада, — потому что американские наводчики, целившиеся в фабрику по производству взрывчатки, определили ближайшее к месту авиаудара здание как «сарай». Сам авиаудар проводили союзники американцев из Нидерландов, которые в принципе запрещают гибель мирных людей. Чтобы убедить все же провести эту операцию, американцы заявили, что, по их расчетам, последствия авиаудара не приведут к гибели мирных жителей — умолчав при этом, что цель, склад со взрывчаткой, находится рядом с жилыми зданиями.

Военные не обращают внимания на потенциальную опасность, даже когда о ней предупреждают

Представители Пентагона пытаются представить раскрытые случаи небрежности со стороны военных как трагические, но единичные и неизбежные случайности. Журналисты опровергают их версию тем, что как минимум в нескольких эпизодах кто-то из экспертов или наблюдателей предупреждал о возможных жертвах. При этом высшее командование игнорировало сомневающихся и все равно разрешало провести операцию.

В марте 2016-го в результате авианалета американцев в Ираке погибли несколько десятков родственников, собравшихся на семейный праздник, в том числе 13 детей. Оказалось, что еще на стадии планирования операции сотрудница Агентства по международному развитию (USAID) обратила внимание на детей, регулярно игравших в районе предполагаемой бомбардировки. Женщина сообщила, что они вряд ли приходят сюда из других районов: в период военных действий дети обычно остаются близко к дому, где за ними присматривают взрослые. Военные заявили, что, если провести атаку вечером, никаких детей поблизости не будет.

«Если бы не одежда, я бы даже не понял, что это она, — рассказал мужчина, потерявший дочь в результате этого авиаудара. — От нее остались лишь куски мяса. Я узнал ее только потому, что на ней было фиолетовое платье, которое я купил ей несколькими днями раньше. Мы все еще не можем поверить, что это действительно произошло».

Новейшие технологии позволяют американцам вести воздушную войну, находясь за тысячи километров от места событий, с помощью аналитических данных, видеозаписей и дистанционных пусковых систем. Однако один из главных принципов ведения такой войны — изучение образа жизни и маршрутов местных жителей — часто остается на втором плане или вовсе игнорируется.

Автор расследования NYT Азмат Хан с коллегой Анандом Гопалом посетила 103 места американских атак в Ираке. Им удалось установить, что каждая пятая бомбардировка приводила к смерти как минимум одного мирного жителя — этот показатель в 31 раз выше, чем утверждало военное командование. Кроме того, почти в половине случаев поблизости от места атаки не обнаруживалось никаких признаков пребывания ИГИЛ.

Выживший во время нападения в Ираке Базим Раззо потерял жену, дочь, брата и племянника. Оказалось, что американцы идентифицировали его дом как фабрику по производству бомб. Мужчина не получил никаких объяснений, почему так произошло, и не смог восстановить свое доброе имя. Пообщавшись с ним, Хан обратилась с просьбой о предоставлении материалов по операции в соответствии с законом о свободе информации. Из нескольких страниц с исправленными фрагментами журналистка узнала, что перед атакой за зданием наблюдали всего полтора часа. Аналитики решили, что действия Базима и его брата, когда те выходили навстречу соседям, соответствуют манере поведения экстремистов. Еще одним доказательством, что в доме засел ИГИЛ, американцы сочли отсутствие женщин в кадре, хотя жена и дочь Раззо просто не выходили из дома.

Из общения с другими жителями районов Мосула, снесенных практически до основания, Хан поняла, что действия американских военных меньше всего напоминали освобождение. Вместо этого они уничтожали всех, не различая боевиков и мирных граждан. Предоставленные по судебному иску отчеты Пентагона показали, что оперативники относились к своим заданиям как к видеоигре, а к фигуркам на мониторах — как к целям, а не к живым людям. Больше всего журналистку поразила разница между восприятием войны у людей, которые вели ее из кабинетов в Штатах, и у невинных жертв, которые лишились родных и домов.

Благодаря своей настойчивости, многочисленным обращениям в архивы и командировкам на Ближний Восток Хан удалось восстановить картину событий. Чтобы минимизировать вероятность ошибки, на месте каждой бомбардировки она старалась опросить как можно больше свидетелей, сопоставляла их слова с официальными отчетами и находила несостыковки. Некоторые собеседники рассчитывали восстановить справедливость, другие надеялись на материальную компенсацию, но почти все вспоминали детали, которых не было в официальных отчетах. Так, один из выживших рассказал, как ракета промахнулась мимо боевика ИГИЛ. Вторая достигла цели, но заодно убила детей, выбежавших из соседних домов после первого взрыва.  

Хан и другие участники расследования обращают внимание на то, как заявления военных о передовом оружии встраиваются в пропаганду о гуманной и справедливой войне. Американцы считают гибель гражданских, включая детей, допустимым «сопутствующим ущербом», если без этого невозможно устранить ячейку ИГИЛ. Проблема в том, что они регулярно убивают мирных местных жителей, когда этого можно избежать, или вовсе наносят удары по ошибке. Зачастую единственными жертвами противостояния передовой армии с исламистами становятся невинные люди.

Пересказал Василий Легейдо

error: Content is protected !!