Мы соберем осколки. Мы сделаем еще лучше. Спецкор «Медузы» Анастасия Якорева рассказывает, как разваливается Natura Siberica после смерти основателя Андрея Трубникова - Инфолаз
Мы соберем осколки. Мы сделаем еще лучше. Спецкор «Медузы» Анастасия Якорева рассказывает, как разваливается Natura Siberica после смерти основателя Андрея Трубникова

Мы соберем осколки. Мы сделаем еще лучше. Спецкор «Медузы» Анастасия Якорева рассказывает, как разваливается Natura Siberica после смерти основателя Андрея Трубникова

Андрей Трубников со своим неизменным амулетом — жабой, которая приносит деньги

Основателя косметической компании Natura Siberica Андрея Трубникова называли самодуром, гением, провокатором и визионером — он охотно с этим соглашался. Трубников часто повторял, что терпеть не может бизнес-планы, не составляет бюджеты, не сотрудничает с маркетологами и во всем полагается на интуицию. «Хаос — высшая форма порядка», — цитировал он Ницше в интервью Forbes, рассуждая о своей работе (это интервью оказалось последним). Однако управлять этим хаосом мог только сам Трубников: вскоре после его смерти Natura Siberica начала стремительно рассыпаться. Спецкор «Медузы» Анастасия Якорева попыталась понять, смогут ли наследники Андрея Трубникова прекратить войну и удержать компанию от окончательного распада — или, может быть, им это больше не нужно.

«Я же хочу создать бренд мировой российский, понимаете? Вот моя цель в жизни. А не купить себе Rolls-Royce или какую-то яхту, квартиру в Каннах», — объяснял Андрей Трубников в интервью ютьюб-каналу «Русские норм!». Впрочем, парк роскошных автомобилей, включающий Rolls-Royce, Ferrari и Maybach, у него тоже был.

За 20 лет Трубников построил одну из самых крупных российских косметических компаний — и точно самую заметную в мире. Ее выручка в 2020 году составила 11 миллиардов рублей; косметика Natura Siberica продается в 65 странах мира — от Нидерландов до Аргентины, о Трубникове писали The New York Times и «Би-би-си».

Трубников хотел осваивать не только новые территории, но и новые поколения. «Я сейчас работаю над поколением Z, в тиктоке стал сниматься. Я пытаюсь понять их. Своим я никогда не стану, поэтому пытаюсь их понять, чтобы для них сделать что-то такое, чему бы они радовались», — говорил он Forbes. 

7 января 2021 года в семь утра Андрей Трубников разослал нескольким друзьям и сотрудникам смс «Я звирь!» и ссылку на свой новый тикток. «Звирь» — любимое слово Трубникова; помимо самого бизнесмена в его подмосковном доме жили собаки, кошки, козы, индюки, лягушки и множество других животных.

В 10 утра его бывшей жене, совладелице Natura Siberica Ирине Трубниковой позвонил начальник службы безопасности и сказал, что Трубникова больше нет, он умер в своем доме. Объявленная позже причина смерти — цирроз печени.

Андрея Трубникова похоронили 12 января. Накануне, в первый рабочий день 2021 года, 11 января, подавленные сотрудники собрались на разговор с Ириной Трубниковой: все ждали от нее решения, что будет с бизнесом дальше.

«Она просто работает и работает»

Ирина все 20 лет существования компании была ее бессменным финансовым директором — даже после развода с Трубниковым. В интервью «Русским норм!» он называл ее «идеальным партнером»: взяв на себя денежные вопросы, она позволяла ему заниматься любимым «креативом».

Бывшей жене Трубников доверял абсолютно, хотя даже о ней отзывался в своем фирменном стиле. «Даже если представить гипотетически, что она украдет что-то, она украдет для моих детей. Потому что ей самой в принципе ничего не нужно, она очень аскетичный человек. Ей не нужны ни яхта, ни квартира восьмикомнатная, ни дом в Монте-Карло, ей не нужно ничего. Она просто работает и работает», — говорил Трубников Алексею Белякову, автору книги о нем «Бизнес против правил».

Ирина выглядит мягкой и бесконфликтной женщиной, на лице у которой застыло выражение беспокойства. Их брак с Трубниковым продлился больше 20 лет; они познакомились еще студентами, в поезде: Трубников ехал от родственников из Узбекистана, Ирина — из Казахстана. Через два дня Трубников объявил, что женится на ней.

За время их брака Трубников пытался торговать алкоголем, разорился, собирался продавать живых кур — но именно Ирина, которой нечем было мыть посуду, подсказала ему другую идею: заняться средствами для мытья посуды. Из этой идеи в 2002 году и вырос их семейный косметический бизнес. 

Когда Трубникову было 43, у него обнаружили рак. «Первая операция, вторая, тут мне звонит врач: срочно приезжай, прощайся, это конец. Я прихожу, а там девушка в положении (речь о второй жене Андрея Трубникова Оксане, — прим. „Медузы“). Он говорит: знаешь, так и так, это мой ребенок. Сейчас меня не станет — помогай ей. Но так получилось, что — слава тебе, господи — он выжил. В этот момент я поняла, что, собственно, какая разница? Главное, что он жив. Пусть влюбляется, пусть приходит, уходит, пусть ведет себя как угодно. И отношение мое к нему поменялось. Оно стало как к старшему брату», — рассказывала Трубникова в интервью RTVi. 

В середине 2000-х они развелись; Ирина больше не вступала в брак и ни с кем не встречалась — в том же интервью RTVi она говорила, что ей это стало неинтересно. Она продолжала работать в бизнесе бывшего мужа.

Ирине принадлежит 40% во всех компаниях Андрея Трубникова: в Natura Siberica, в «Первом решении» (основное юридическое лицо Natura Siberica) и в ряде менее крупных. Владельцем остальных 60% был сам Трубников. Сейчас на эту долю претендуют трое его детей — 37-летний Дмитрий и 23-летняя Екатерина от брака с Ириной, 17-летняя Елизавета от брака с Оксаной, — а также третья жена Трубникова Анастасия. 

Корреспонденту «Медузы» Ирина признается, что провела «в пустоте» первые дни после смерти Андрея Трубникова. «Он был единственным, кому я доверяла в этой жизни, кроме мамы и детей. Оказалось, что не у кого спросить совета, я одна — а так я все время была под его защитой», — говорит она.

Когда на встрече 11 января сотрудники начали спрашивать ее, что будет дальше, она ответила: «Ну что делать? Продолжать». И попросила принести ей все проекты, которые Трубников планировал запустить, сказав, что компания будет стараться реализовать все, что задумал ее основатель. 

Но в тот же самый день, 11 января, третья жена Трубновикова Анастасия первой из наследников пришла к нотариусу Айгуль Карнауховой и открыла наследное дело. Последствия этого шага сказались на компании чуть позже.

«Пусть мы в два раза тупее, но в 12 раз быстрее»

Миром косметики правят транснациональные корпорации, и Трубников выживал в этом мире за счет скорости и бесконечного творчества. На стене в его офисе была сделана надпись краской из баллончика «we crazy russians» («мы сумасшедшие русские»).

«Чтобы нащупать такие бренды как „Бабушка Агафья“, нужно много выпускать брендов. Потому что ты не знаешь, они стрельнут или нет. Ты выпускаешь сто или десять брендов, а один окажется „Бабушкой Агафьей“. Если тебе повезет», — объяснял Трубников.

Никто из конкурентов, включая траснациональные корпорации, не работал с такой скоростью. «Если Sсhwarzkopf выпускает в год, условно, 10–15 новых шампуней, то „Первое решение“ — 30–45, — рассказывал журналу РБК Николай Семенов, коммерческий директор петербургской сети „Улыбка радуги“, — у международных производителей всего 300-400 наименований [продукции], а у „Первого решения“ — три тысячи».

Больше всего Трубников любил придумывать новое; он рассказывал, что иногда начинает обдумывать новый вид колбасы, выйдя за продуктами и зависнув над витринами. Он любил лично общаться с покупателями, не признавал аналитику, не ценил маркетинговые исследования и делил людей на «биороботов» и «космонавтов», относя себя ко вторым. «[Космонавты] могут взлететь в космос и не вернуться, а на землю их стаскивают биороботы. У биоробота бюджет, планирование, производство, продажи», — объяснял он «Ведомостям».

«В общем-то, вся косметика одинаковая. Мы придумываем сказку, а потом продаем ее женщинам», — говорил Трубников. Он ездил на международные косметические выставки только для того, чтобы привезти оттуда чемоданы пустых баночек и флакончиков — больше всего его интересовал дизайн упаковок, а содержимое он выливал. На запуск новинок у него уходило в среднем четыре месяца. Вместе с Трубниковым над ними работал специально созданный отдел развития, в котором висел постер с надписью «Пусть мы в два раза тупее, чем французы, но в 12 раз быстрее — что лучше?»

Креативным директором компании была Елена Палюль, проработавшая с Трубниковым около 17 лет. Он часто называл ее «преемницей по части креатива» и повторял: «Лена, вот умру, ты тогда все продолжишь», вспоминает бывшая сотрудница отдела развития Ирина Рыпа. 

После смерти основателя компания сумела сохранить темпы выпуска новых продуктов. В первом полугодии 2021 года запущены: линейка профессиональной косметики для волос Ice, линия «Сибирская апотека» и линейка детской косметики, оформленная рисунками детей, которые собирали через магазины сети.

О своих детях Трубников говорил, что не собирается оставлять им ничего: «Это их только испортит, пусть идут зарабатывают сами». После смерти отца Дмитрий и Елизавета пришли работать в компанию отца — к Елене Палюль, в отдел развития.

Дмитрий Трубников (сейчас ему 37 лет) так похож на отца и внешне, и тембром голоса, и манерой говорить, что поначалу это даже пугало сотрудников. Раньше он владел галереей современного искусства Sold Out — и косметикой не очень интересовался. «Мне все время казалось, что в больших компаниях я бесполезный, я больше стартапы любил», — признается он в разговоре с «Медузой».

Дмитрий помогал запускать профессиональную косметику для волос Ice, привлекал к этому современных художников, с которыми раньше работал в галерее. Вскоре шампуни и кондиционеры этой линии начали продавать не только в собственной сети, но и во многих специализированных магазинах.

17-летняя Елизавета — единственная из детей Трубникова с самых ранних лет хотела связать жизнь с косметикой и построить на этом собственный бизнес. Трубников тоже выделял среди всех наследников. «Лиза могла бы [возглавить бизнес]», — говорит Трубников в книге «Бизнес против правил». Предприниматель возил юную Лизу с собой на выставки, она помогала отцу выливать в ванную ненужное содержимое купленных бутылочек с косметикой.

После развода родителей Лиза осталась с матерью, но много времени проводила у отца, переняв от него любовь не только к косметике, но и к животным. Со временем она начала участвовать в мозговых штурмах и запуске новых линеек (выбирала отдельные компоненты), а также помогала отцу разбираться в тиктоке. Но до января 2021 года в компанию как на работу она не ходила.

С января Елизавета начала приходить в офис Natura Siberica после школы и разрабатывать первую собственную косметическую линейку — для «своего поколения», которое «больше всего ценит эмоции».

«Отец всегда говорил: когда ты где-то находишься, следи за людьми и думай, чего не хватает людям. И когда ты найдешь ответ, это будет то, что выстрелит, то, из чего можно будет построить бизнес, потому что люди в этом нуждаются», — рассказывает она «Медузе». Так Лиза придумала линейку гелей для душа Kink: пахнуть они должны были необычно, «погружая в определенное эмоциональное состояние».

Один из гелей называется Poisonous Love — «Ядовитая любовь». Тексты для этикеток Лиза писала сама. «Я думала, что какая-то девочка с разбитым сердцем пойдет в магазин , увидит этот продукт и подумает: вот кто-то понимает меня, понимает мое состояние сейчас, потому что тексты написаны как будто мной», — объясняет она концепцию. 

Елена Палюль считала, что у этой линейки хороший потенциал, но запустить ее компания не успела. Через полгода после смерти Андрея Трубникова, 7 июля, его наследники должны были вступить в свои права — но в это время случился конфликт Ирины и детей Трубникова с его третьей женой Анастасией. Этот конфликт тлел как минимум с мая, но летом он просто вспыхнул.

В июле Анастасия подала несколько исков в суд по поводу наследства Андрея Трубникова, а 13 августа частное охранное предприятие заблокировало входы в офис Natura Siberica, и работники не смогли попасть на работу.

«Анастасия вытащила свой счастливый билет»

Сотрудники компании и дети ее основателя говорят, что видели Анастасию Трубникову довольно редко. Один из сотрудников, бывавший в доме Трубникова, описывает ее как «яркую блондинку», «хохотушку и болтушку» и утверждает, что Андрей был недоволен тем, что Анастасия живет не с ним за городом, а в Москве со своими двумя детьми. «В Тыву ее со мной ехать не заставишь, а как на Мальдивы — так пожалуйста», — пересказывает собеседник «Медузы» отзывы Трубникова об Анастасии.

Сама Анастасия проговорила с корреспондентом «Медузы» пять минут по телефону, а на остальные вопросы ответила письменно через своего адвоката.

С Анастасией Трубников прожил в браке три года, но в интервью «Известиям» Анастасия утверждала, что в отношениях они находились с 2008-го — еще когда Трубников был женат вторым браком. Совместных детей у супругов не было, у Анастасии было двое своих — дочь родилась еще до знакомства с Трубниковым, сын — уже время их отношений. На вопрос, как так получилось, Анастасия отвечает, что они «не все время были неразлучны» и что за время их отношений Андрей Трубников «успел побывать в официальном браке, а я — родить второго ребенка, но при этом мы всегда оставались близкими людьми».

Один из сотрудников компании и двое знакомых Трубникова рассказывают, что Анастасия обычно появлялась рядом с Трубниковым, когда «он уходил в очередной запой». Бизнесмен любил выпить и никогда не скрывал этого. «Водку пить люблю», — отвечал он в одном из интервью на вопрос о том, есть ли у него увлечение или хобби. «К выпивке у меня сложное отношение. Но он же и работает будто всегда в запое», — говорила Ирина Трубникова автору книги «Бизнес без правил». Анастасия ответила, что не считает этичным комментировать такие темы.

Новый 2021 год Андрей и Анастасия Трубниковы встречали не вместе. «Если так сложилось, что за несколько недель до трагедии мы не виделись, это совсем не означает, будто мы приняли решение проживать отдельно», — ответила Анастасия на вопрос «Медузы» об этом.

Правда, на 2 февраля 2021 у Трубниковых был назначен развод. Отвечая на вопросы об этом, Анастасия пишет «Медузе», что их отношения «не всегда были простыми» и что «в этих условиях ни один шаг не может считаться до конца определенным или решенным, пока обе стороны не пройдут этот путь; любое другое мнение было бы недопустимой спекуляцией». 

По словам юриста Ирины Трубниковой Кирилла Попова, по условиям брачного договора Анастасия не могла претендовать на долю в компании, но ей отходила вся нажитая в браке недвижимость. Однако теперь — как наследница — Анастасия вместе с тремя детьми Трубникова претендует на четвертую часть доли Трубникова. Он владел 60% всех компаний, так что каждый наследник должен получить по 15%.

«Анастасия с точки зрения имущественных отношений вытащила свой счастливый билет после смерти Андрея Вадимовича», — говорит Попов.

7 января Анастасия первой из родственников приехала в дом Андрея Трубникова, а 11 января — вновь первой из родственников — пришла к нотариусу Айгуль Карнауховой и открыла наследное дело. По закону нотариус, к которому пришел первый наследник, ведет наследное дело до конца. 

Карнаухова — нотариус с 20-летним стажем, за время которого она была осуждена за применение насилия к представителю власти, стала фигурантом уголовного дела о злоупотреблении полномочиями, оказалась на время лишена статуса нотариуса — и восстановила его. Анастасия Трубникова сообщила «Медузе», что выбрала этого нотариуса только из-за ее «территориальной доступности» и хороших отзывов.

В феврале, когда встал вопрос о том, кто будет управлять долей Трубникова в Natura Siberica до вступления наследников в свои права, трое из них — Дмитрий, Екатерина и представительница несовершеннолетней Елизаветы (вторая жена Трубникова Оксана) — проголосовали за Ирину Трубникову. Но Анастасия с этим не согласилась — говорит, что побоялась, что так дети Ирины Екатерина и Дмитрий получат «излишние возможности». Вместо этого она предложила голосовать за свою собственную кандидатуру.

Наследники так и не смогли договориться. Поэтому нотариус Карнаухова выбрала управляющего наследственным долями сама — и это только усугубило конфликт. «Нотариусы крайне редко идут на то, чтобы назначить независимого управляющего самостоятельно», — говорит «Медузе» адвокат, советник советник Saveliev, Batanov & Partners Юлия Михальчук.

«Трубникова не появляется на рабочем месте»

Сначала управляющим долями наследников стало юридическое агентство «Сезар Консалтинг» и его руководитель Борис Любошиц. Он попытался провести аудит компании, но вскоре заявил, что его и сотрудников «Сезара» не пускают в офис, им не выдают нужные документы — хотя, судя по общемировой практике, после смерти владельца «в компаниях начинается активное расходование денежных средств и вывод активов». «Происходит ли это в Natura Siberica, мы не знаем, но такое поведение наталкивает нас на мысли», — говорил он Forbes. 

7 июля, через полгода после смерти Трубникова его наследники должны были вступить в свои права: если бы это произошло, ни нотариус, ни доверительный управляющий им были бы больше не нужны. Но за несколько дней до этого Анастасия Трубникова подала иски к остальным наследникам, требуя признать двух своих несовершеннолетних детей иждивенцами Трубникова и выделить им доли в наследстве. То есть как наследница Анастасия должна была получить 15% компании, теперь же она претендовала на 30,99%.

Вдова Трубникова также подала иски об оспаривании условий брачного договора и о ее восстановлении на работе. До смерти Андрея Трубникова она числилась в отделе маркетинга Natura Siberica на должности маркетолога, затем — после разногласий из-за доверительного управления — Ирина Трубникова ее уволила. За прогул.

В качестве обеспечительной меры по иску Анастасии Трубниковой о доле ее детей Кузьминский районный суд в июле наложил арест на распределение долей основателя Natura Siberica — а это значило, что до завершения разбирательств управлять компанией будут те, кого назначил нотариус.

В конце июля нотариус Карнаухова сменила доверительного управляющего. Вместо Любошица, который любил давать интервью о жизненных ценностях и миссии бизнеса, управлять долями стал партнер адвокатского бюро «Жданов, Койда, Рубальский и партнеры» Григорий Жданов. Судя по сайту бюро, оно занимается в основном как раз корпоративными конфликтами. Жданов, в свою очередь, назначил нового генерального директора Natura Siberica — Дмитрия Ганзера.

О Ганзере известно немногое. В середине 2000-х он владел компанией по производству кондитерских изделий в Нижнем Новгороде, последние данные о ее выручке — за 2005 год, тогда компания продала кондитерских изделий на 700 тысяч рублей. Сейчас она ликвидирована по решению налоговой службы.

Теперь Ганзер оказался руководителем бизнеса с миллиардными оборотами. Но сотрудники Natura Siberica говорят, что ни разу его не видели. В том числе потому, что Ганзер сразу назначил президентом компании Сергея Буйлова.

13 августа Ганзер, Жданов и Буйлов пришли в офис Natura Siberica вместе с сотрудниками ЧОП. Сотрудники компании утверждают, что охранники даже принесли с собой матрасы, чтобы ночевать в офисе. В офисе всегда стояли коробки с косметикой — она «начала пропадать», рассказывает один из бывших сотрудников. Кто-то съел креветок, которыми кормили рыб в аквариумах. «У нас женский коллектив, мы идем по коридору, а нам вслед какие-то шутки доносятся. Сегодня в туалете сейф болгаркой пилили. Просто страшно там находиться», — так описывает происходящее другой сотрудник.

В первый же день работы нового руководства охрана заблокировала пропуска Ирины Трубниковой, Дмитрия Трубникова и нескольких начальников отделов — главного бухгалтера, руководителей отдела снабжения, международного отдела и службы безопасности. 

Сергей Буйлов, впрочем, утверждает, что ничьи пропуска он не блокировал и все они функционируют в рабочее время. «Почему Ирина Трубникова и другие сотрудники не приходят на работу, — мне неизвестно», — написал он «Медузе».

А 29 сентября, на следующий день после его письма «Медузе» Natura Siberica расторгла трудовой договор с Трубниковой, заявив, что «с 12 августа 2021 года заместитель генерального директора в ООО „Первое решение“ и ООО „Натура Сиберика“ Ирина Трубникова не появляется на рабочем месте».

«Почему Буйлов говорит „наша“ компания»?

Президент Сергей Буйлов — не чужой в Natura Siberica: три года назад он был ее гендиректором (сам Трубников не любил менеджерские должности, его устраивал статус основателя и основного акционера). Автор книги «Бизнес против правил» описывает Буйлова: «Подтянутый джентльмен в костюме и галстуке, улыбчивый и быстрый, похожий на успешного европейского менеджера». До этого Буйлов был коммерческим директором российского подразделения Lʼoreal, одной из крупнейших косметических компаний мира.

Трубников опасался и недолюбливал сотрудников транснациональных компаний и вечно критиковал их методы работы, опирающиеся на исследования рынка и аналитические отчеты — а не на прямые разговоры с покупателями, как любил он сам. «За фразу „А вот по статистике “ он бы убил, — вспоминает Палюль. — Он говорил: ты знаешь, как они ее собирают? Ходит парень в метро, спрашивает людей: вы этим пользуетесь? Человек ему говорит: да пошел ты в жопу. А он пишет: пользуется». 

Трубников любил противопоставлять скорость Natura Siberica медлительности и неповоротливости корпораций. «Например, изменилась какая-нибудь ситуация на рынке — я меняю стратегию. Я же не какой-нибудь там LʼOreal, которому надо пойти и в совете директоров восемь месяцев утверждать стратегию. Я могу ее поменять за десять минут», — говорил он в интервью «Русским норм!».

LʼOreal у него вообще был любимой присказкой: «Они, блин, поработали в своих „лореалях“ и думают, что могут теперь мне впаривать все, что угодно», — говорил он автору книги «Бизнес против правил» Алексею Белякову.

Тем не менее, Трубников все же нанял выходца из той самой LʼOreal.

Хотя основатель Natura Siberica и называл свою компанию «организованным хаосом», время от времени он пытался этот хаос систематизировать: например, чтобы проще было найти инвестора для выхода на новые международные рынки. 

«Мне нужны специалисты. У меня такие люди работают — энтузиасты, у них опыта нет, — говорил он в интервью журналу РБК. — Те, кто, например, из того же „Ив Роше“, к нам приходит наниматься — у них другой совершенно взгляд, они оформляют витрины с точностью до сантиметра. У меня такого нет, у меня другая психология. Я хочу привлечь специалистов, чтобы как-то упорядочить этот процесс, сделать инструкцию».

Именно для «упорядочения процессов» в 2018 году Трубников и нанял Буйлова, рассказал «Медузе» в своем письменном ответе сам Буйлов.

В реальности Буйлов занимался в основном продажами в федеральные сети вроде «Магнита» и «Ашана», говорит Ирина Трубникова. Она предполагает, что выходец из LʼOreal тогда пообещал Андрею Трубникову заметный рост продаж, для чего менеджер и затеял разнообразные реформы. «Он [Буйлов] составил топ-лист продуктов из наших трех тысяч наименований и сказал продавать только их. Но ничего не получилось: у нас не транснациональная корпорация, которая может вкладывать огромные деньги в рекламу и потом собирать огромные дивиденды, у каждого нашего продукта есть свой ресурс и свой спрос, все вместе они и дают ту выручку, которую мы имеем. В итоге Буйлов просто забил склады, и все», — вспоминает Елена Палюль. 

При этом, по словам Ирины Трубниковой, чтобы отчитаться о высоких результатах в первом же квартале 2018 года, Буйлов начал сдвигать на март поставки, запланированые на апрель. Первый квартал он действительно закрыл с ростом в 30%, но апрель был мертвый, добавляет она. Так в компании появился мем «буйловский апрель» — когда круто завалены продажи, говорит Палюль. Все это якобы не понравилось Трубникову — и, проработав год, пока у него не закончился контракт, Буйлов ушел из «Натуры Сиберики».

У Буйлова другая версия этих событий. «Я покинул компанию по собственному желанию, потому что мы пересмотрели планы международной экспансии, а с руководством Natura Siberica в России Андрей Вадимович [Трубников] блестяще справлялся самостоятельно. Разговоры о том, что Андрей Вадимович, который так долго меня звал на эту работу, уволил меня из-за каких-то провалов — неправда», — написал Буйлов «Медузе».

Цель своего нынешнего возвращения в компанию Буйлов описывает так: «Я рассчитываю, что смогу помочь Natura Siberica занять достойное место на международном рынке. А также укрепить позиции на российском рынке».

«Почему Буйлов все время говорит „наша“ компания? Если три наследника против, как ты, Сергей Юрьевич, от их имени такое делаешь?» — возмущается Ирина Трубникова. Как замечает ее юрист Кирилл Попов, сам Буйлов «существует в правовом вакууме» и по сути ни за что не отвечает: «Он занимает должность президента, а по уставу Natura Siberica и по закону отвечает за то, что происходит в компании, гендиректор — то есть нижегородский предприниматель Дмитрий Ганзер».

Буйлов на это сообщил «Медузе», что его ответственность «основана на том, что я занимаю официальную должность в компании».

Сейчас трое из четверых наследников Андрея Трубникова — Екатерина, Дмитрий и Елизавета Трубниковы — утверждают, что не знают ничего о происходящем в компании, и что хотя они и должны получать отчеты через нотариуса, добиваться этого им приходится через суд.

«Я показалась легкой добычей, слабым звеном»

Первое, что сделал Сергей Буйлов, заняв место руководителя Natura Siberica — прислал в отдел развития аналитический опросник из 60 вопросов о долях рынка, которые так не любил высчитывать Трубников. Сотрудники отвечать ему не стали. 

Буйлов пытался убедить коллектив в своей правоте, даже жаловался, что ему самом нелегко, говорил, что переживает, пьет «Новопассит», рассказывает один из сотрудников. Это не сработало. Бо́льшая часть работников центрального офиса решила уволиться: 13 августа заявления об уходе написали 164 сотрудника из 259, работающих в Москве (всего в компании, с учетом магазинов и производств, работают около 1300 человек). Ушла креативный директор Елена Палюль, а с ней и почти весь отдел развития, ежегодно придумывавший те самые сотни новых продуктов, за счет которых компания росла и развивалась; уволился директор по технологиям Александр Стукалин, разработавший «Даурское масло для тела» и «Черное мыло Агафьи» и много других популярных продуктов. 

У Буйлова вновь иные оценки. Он считает, что больше половины уволившихся сотрудников центрального офиса — это «не так уж много», не более 10% персонала всей компании (с учетом продавцов и сотрудников производств). «Нет никакого большого числа сотрудников, которые уволились. Большинство уволившихся ушли из-за закрытой розницы. Уволился ряд руководителей штаб-квартиры. На фоне всей численности компании это очень небольшое число сотрудников, менее 10%», — написал он «Медузе».

«Мы спрашивали у Буйлова: кому передавать дела? Он так и не ответил. Выходит, что никому не нужно то, что мы делали все эти годы», — говорит уже бывший сотрудник отдела развития Ирина Рыпа. На это Буйлов отвечает, что сотрудники сами не хотели передавать дела.

Ирина Трубникова признается, что к такому резкому повороту событий была совершенно не готова. «Андрей Вадимович [Трубников] всегда меня настолько оберегал от всего… Я раньше не знала этой стороны бизнеса, которая сейчас на меня свалилась в концентрированном виде. Я не могу представить, чтобы с ним так поступили, — задумчиво говорит Ирина. — Настолько мне не хватает его… Кажется, он бы с любой проблемой справился. Видимо, я показалась легкой добычей, слабым звеном, даже не знаю… Но я адаптируюсь все-таки». 

Испытав «другую» сторону предпринимательства, Ирина Трубникова (которая остается владельцем 40% всех бизнес-активов бывшего мужа), начала действовать.

Еще в 2020 году права на большинство «Натуры» были переданы эстонской компании, у которой был единственный владелец — Ирина Трубникова. Теперь она этим воспользовалась: 31 августа 2021-го расторгла договор с Natura Siberica и «Первым решением», которыми управляют Жданов, Ганзер и Буйлов. Это значит, что компании больше не смогут производить и продавать косметику под марками Natura Siberica, «Рецепты бабушки Агафьи», Organic Kitchen и некоторыми другими. Из-за этого магазины компании с 1 сентября начали сворачиваться — сейчас закрыты все магазины Natura Siberica, а в Organic Shop функционируют только некоторые отделы. Компания может продавать всего 500 наименований продукции из прежних двух тысяч, сообщил «Медузе» Буйлов.

А за два дня до этого Ирина Трубникова приехала на основной завод Natura Siberica в подмосковном Дмитрове. В марте 2020 года там случился пожар (в августе 2021-го Бабушкинский районный суд признал сотрудников Natura Siberica виновными в этом пожаре). Еще на этапе следствия суд назначил Трубникову ответственной за сохранность имущества завода — на этом основании (и при участии полиции) она вывела с территории охранников, которые работали на Сергея Буйлова, поставив после этого свой ЧОП. 

«Производство остановлено. Компания терпит убытки. Ирина Трубникова перешла к активным физическим действиям», — комментировал это Буйлов. 

Есть и другие убытки, связанные с этим заводом: 14 сентября 2021 года Арбитражный суд Московской области взыскал с «Первого решения» 2,9 миллиарда рублей в пользу завода ДОЗАКЛ и страховой компании «Ингосстрах». Для Natura Siberica, особенно в ее нынешнем состоянии, это огромные деньги: в 2020 году компания получила чистый убыток в 460 миллионов рублей при выручке около 11 миллиардов рублей.

Часть этих денег управляющие надеются отсудить у Ирины Трубниковой: 17 сентября доверительный управляющий Natura Siberica Григорий Жданов подал к Ирине Трубниковой иск на 1,7 миллиарда рублей — обвинив ее в причинении ущерба компании путем вывода из компании товарных знаков (имеется в виду та самая передача эстонской компании Трубниковой). Еще в одном иске он требует лишить ее доли в Natura Siberica.

Все это время несколько судов неспешно продолжают рассматривать иски Анастасии Трубниковой — и пока все они не вынесут решения, наследство распределять нельзя. «Ее [Анастасии] цель очевидна — приостановить выдачу долей наследства, потому что как только будут выданы свидетельства, тут же будет выбран директор, который устраивает большую часть наследников и Ирину Трубникову», — говорит юрист Кирилл Попов.

Он считает, что Анастасия «душит курицу, которая несет золотые яйца», и называет ее действия «захватом компании непонятно с какой целью»: «Если твоя задача увеличить долю, получи свои 15% и потом претендуй на большее».

«Меня просто вообще хотят лишить всего, отжать у меня мои 30% хотят», — жаловалась Анастасия Трубникова в коротком телефонном разговоре с «Медузой». Она считает, что «на разорение» компанию обрекла как раз Ирина Трубникова, запретившая использование ее торговых марок: «Это ведь и есть самый настоящий саботаж, понимаете?»

Вдову Трубникова устраивает сценарий, при котором Natura Siberica останется под руководством Жданова, Ганзера и Буйлова — по крайней мере, до тех пор, пока суды не рассмотрят все ее иски. «Независимый менеджмент должен стабилизировать ситуацию и наладить нормальную работу. Суд должен принимать решения по наследственным делам», — резюмирует она.

Уволенная 29 сентября владелец 40% акций Natura Siberica Ирина Трубникова говорит, что не общалась с Сергеем Буйловым с 11 августа и толком не знает, что сейчас происходит в компании.

Бывшие и нынешние сотрудники узнают о происходящем в компании из телеграм-канала, созданного новым руководством Natura Siberica.

Недавно там появился пост про сбор коры на дальних фермах компании. «На зиму на фермах останется совсем немного народа, только для поддержания их нормального состояния, да для сбора того, что можно собирать и зимой. Например, коры деревьев, — говорится в сообщении. — Мы уже настолько привыкли жить в состоянии постоянного аврала в связи с происходящим вокруг компании, что кажется даже немного странным просто сказать: на фермах все хорошо. Все немедленно вернется на круги своя. Надеемся, вы ждете этого не меньше нас».

В пятницу, 1 октября Арбитражный суд Москвы назначил Natura Siberica нового временного доверительного управляющего — на этот раз экономиста Руслана Гринберга. Это кандидатура другой стороны конфликта — Дмитрия и Ирины Трубниковых. Жданов, Ганзер и Буйлов намерены это решение оспаривать.

* * *

Что собой представляет сейчас Natura Siberica? Большая часть ее магазинов закрыта. Главный завод остановлен. Суды одобрили иски на суммы, равные примерно четверти ее годовой выручки. Управляющие сидят в сильно поредевшем главном офисе и пытаются руководить, но основной завод компании — под контролем уволенного из компании акционера Ирины Трубниковой. Ее же организации, зарегистрированной в Эстонии, принадлежит большая часть популярных торговых марок Natura Siberica. Многие ключевые сотрудники уволились. Наследники — перессорились и не могут договориться.

Год назад Андрей Трубников прогнозировал, что без него бизнес просуществует два года, а «потом закроется». Но похоже, что и на пути к финалу Natura Siberica движется со своей фирменной, опережающей прогнозы скоростью.

Наследники Трубникова уже думают об альтернативных вариантах окончания этой войны. Деловое издание The Bell писало, что Ирина Трубникова и ее дети Дмитрий и Екатерина ведут переговоры о продаже своих долей в Natura Siberica (источники даже называли потенциальным покупателем АФК «Система»). Если сделка состоится, в управлении бизнесом они больше участвовать не будут, отмечает The Bell. Но пока непонятно, захочет ли кто-то покупать разрываемую конфликтами компанию, вокруг которой так много незакрытых исков.

Корреспонденту «Медузы» Ирина Трубникова сказала, что в принципе готова собирать с нуля новый бизнес — из обломков старого. «Я буду идти на переговоры, искать людей, которые мне помогут. Я очень хочу опять собрать всех как после какого-то урагана. Мы соберем все осколки, мы сделаем еще лучше, — говорит она. — При такой поддержке коллектива и партнеров можно начать с нуля, поэтому я рассматриваю вариант перезапуска. Есть план. Но я не могу сейчас подробно о нем рассказывать». 

Трубникова признается, что с новым планом ей «помогают партнеры»: кто именно, она не уточняет. Ее сын Дмитрий говорит, что готов делать все, что нужно, чтобы поддержать мать. Ее дочь Екатерина сейчас не в России — она учится в Японии на психолога.

А Елизавета Трубникова, так и не успевшая запустить свою линейку в отцовской компании, теперь тоже хочет строить собственный косметический бизнес. Только за пределами России.

Анастасия Якорева

error: Content is protected !!