«Я считаю его своей самой лучшей работой». Дизайнер Гриша Кравченко в 2014 году нарисовал логотип «Медузы». А сейчас разработал его кириллическую версию — специально для нашего «Магаза» - Инфолаз
«Я считаю его своей самой лучшей работой». Дизайнер Гриша Кравченко в 2014 году нарисовал логотип «Медузы». А сейчас разработал его кириллическую версию — специально для нашего «Магаза»

«Я считаю его своей самой лучшей работой». Дизайнер Гриша Кравченко в 2014 году нарисовал логотип «Медузы». А сейчас разработал его кириллическую версию — специально для нашего «Магаза»

«Я считаю его своей самой лучшей работой». Дизайнер Гриша Кравченко в 2014 году нарисовал логотип «Медузы». А сейчас разработал его кириллическую версию — специально для нашего «Магаза»

«Медуза» открыла «Магаз» — магазин мерча, где можно купить классные вещи от российских брендов и таким образом поддержать наше издание (часть выручки идет на работу редакции). Среди прочего, там продаются худи и футболки с логотипом «Медузы» — причем не только традиционным, но и кириллическим. Оба версии логотипа нарисовал дизайнер Гриша Кравченко: один — в 2014 году, перед запуском «Медузы», второй — 2021-м, специально для «Магаза». Мы поговорили с Гришей Кравченко — о том, что его вдохновляло тогда и сейчас, как он относится к этой своей работе и вообще — к моде на кириллицу. Кстати, с 30 августа мы на неделю поменяем обычный логотип «Медузы» на кириллический — в поддержку «Магаза» и в знак нашего категорического несогласия с тем, что власти объявили наше издание «иноагентом».

— Когда ты разрабатывал кириллический логотип для мерча «Медузы», ты сказал нашему арт-отделу, что хочешь поправить и наш старый логотип. Что в нем не так?

— Он стремный вообще! Если смотреть на него внимательно, хороший шрифтовой дизайнер найдет много нелогичных вещей. Он довольно торопливо сделан, и там много несбалансированного и интересного.

— Но ты ведь над ним и работал?

— Да, в 2014 году.

— И тогда не было чувства недоделанности?

— Когда я его сделал, он всем понравился. Мне тоже. Я специально делал довольно узкий просвет между буквами. Это такой ход в шрифтах: если ты узко лепишь буквы, смотрится стильнее. Но это дешевый прием.

Потом я переживал, что СМИ классное, а я сделал ерунду. Показал Ване Величко, а он основатель самого лучшего брендингового агентства (дизайн-бюро «Щука» , — прим. «Медузы»). Говорю: «Вань, что скажешь?» И он пишет мне: «Это настолько ужасно, что прекрасно. Тут уже ничего не нужно, разве что „d“ английское очень широкое, и можно сделать у́же». Я быстренько букву поправил, отослал [бывшему издателю «Медузы»] Илье Красильщику. Говорю: «Вот смотри, я лучше сделал. Давай поменяем, прошло немного времени». И он такой: «Давай мы из этого сделаем новость!»

Он в твиттере пишет: «Мы сделали ребрендинг». «Медуза» показала изменение буквы «d» с красивой анимацией — и сразу новости в LAM и других медиа. Это было смешно. По сути, новости не было — была отчаянная попытка поправить логотип. Но было видно, как все работает: он написал в твиттере, и это стало новостью.

А когда я Саше Гладких (одному из основателей дизайн-студии Charmer, которая разработала первый дизайн сайта и логотип «Медузы»; Гриша Кравченко в 2014-м работал в Charmer, — прим. «Медузы») отправил все файлы, я послал не самую свежую версию. Если смотреть внимательно, то сейчас где-то одна версия, где-то другая. Но это видно, может быть, только мне. 

— Когда основатели «Медузы» думали об айдентике, то представляли себе Готэм-Сити, Бэтмена. С другой стороны, держали в голове классические логотипы старых газет. Какие референсы дала тебе «Медуза»? 

— Я не помню какие-то референсы. Возможно, Готэм-Сити и звучал. Я помню единственный бриф от Саши Гладких, что логотип должен быть злой. Это единственное, что я делал. И исходил из знака буквы «М», все остальное — это ее продолжение.

— Как эта буква «М» появилась?

— Саша Гладких нарисовал на бумажке букву «М» и спросил: «Почему ты не хочешь так сделать?» Я попробовал перевести ее в цифру и нарисовать остальные буквы. И то не сразу. Сначала на сайте была просто буква «М». Ну да, ничего, но одна она не очень хорошо смотрелась. Когда мы нарисовали «Meduza», все встало на свои места.

— Когда тебе сказали «злой логотип», чем ты вдохновлялся? 

— Очень немного шрифтового арсенала у дизайнера. Это условно черный, белый и характер формы. Острая форма готики, текстура, острые углы — кажется, они выражали ту энергию, с которой Галя (Тимченко — первый главный редактор «Медузы», с 2016-го — гендиректор издания; сейчас еще и издатель, — прим. «Медузы») и команда запускали новое СМИ.

Я помню, как они [основатели «Медузы» — Галина Тимченко, Иван Колпаков, Илья Красильщик] собирались на чармеровской кухне, курили, обсуждали. Было понятно, что нельзя отбирать у человека его работу (в марте 2014-го Тимченко уволили с должности главреда«Ленты.ру», вслед за ней ушло большинство сотрудников, — прим. «Медузы»). Это была показательная история, что все уволились из «Ленты.ру», включая техническую часть. Это был поступок, на который все обратили внимание.

«Медуза» делалась с колоссальной энергией. Тебе сузили пространство, ты весь напрягся, и эта кинетическая энергия должна распрямиться и на максимуме сделать что-то очень быстрое, агрессивное. Это злость, но она в итоге позитивная, не вредная. Тебе нужно отреагировать, у тебя что-то отобрали — и ты хочешь сделать новое.

, в котором я имел удовольствие поработать, в такой же ситуаций создавался (VTimes в июле 2020 года запустили журналисты «Ведомостей», уволившиеся в знак протеста против действий нового руководства газеты, — прим. «Медузы»). И думаю, много сейчас такого будет. Хочется как-то реагировать. Я имею отношение к медиа больше, чем к логотиподеланию. И все время задаюсь вопросом: «А какие формы еще есть, чтобы не оказаться под давлением государства?»

— Почему ты решил рисовать в готике?

— Готика случайная. Я никакой готики не подозревал. Букву «М» в таким виде нарисовал Саша Гладких. Потом оказалось, что у классных мировых СМИ, например, The New York Times, это традиция. Но никто в эту традицию не метил сначала, получилось само (в действительности, сделать готический логотип студию Charmer попросили основатели «Медузы», — прим. «Медузы»). И то, что логотип крепко смотрится, говорит о том, что вышло не так уж плохо. Так говорит голос моего внутреннего критика. 

— Когда ты делал логотип, на что ты ориентировался?

— Я просто работал с готическим письмом. Это ширококонечное перо, в нем есть логика. Инструмент, которым мы писали буквы, — это плакатное перо, повернутое под углом 30 градусов. Если ты начнешь что-то им писать из вертикальных и диагональных движений, а там почти нет горизонталей, то у тебя получится готика. В истории [логотипа] на Behance я проверил, как могла выглядеть буква «М» в традиционном готическом письме. Там много видов, но все не то. 

— Почему традиционное готическое письмо не подошло?

— Дело в том, что на экранах компьютерах чем цифровее и проще устроено письмо, тем лучше оно выглядит. Пером мы пишем на бумаге, а цифровое — сухое. В этом есть свои достоинства. Цифровая готика довольно простая. Но этот логотип «Медузы»…

Я не понимаю, почему так, но если ты сейчас поставишь прямую линию и повернешь ее на 30 градусов, то увидишь, что там не совпадает логика начала штриха с логикой окончания штриха. Возможно, в этой эмоциональности и есть особенность логотипа. Вроде готика, но неправильная и поломанная. Потому что если правильно рисовать буквы, угол конца штрихов должен быть другим. Когда я делал кириллическую версию — я, может, развился за эти пять лет, — но я подумал: «Боже, я наделал кучу ошибок». Возможно, то, что Ваня Величко тогда заметил, я только сейчас увидел. Поэтому и предложил доделать логотип. 

— Помнишь, какую реакцию вызвал логотип «Медузы» в 2014 году?

— Любопытно было, что люди увидели и сказали: «Ну, это вообще фашизм». Ассоциация, что «Медуза» в Латвии, логотип как у фашистов и это фашистское СМИ. Очень досадно, что некоторые формы и стили ассоциируются с такими нехорошими вещами. Никто не вкладывал ничего подобного, люди сами все напридумывали. Но отрицательная связь иногда идет на пользу. 

— У тебя не было предчувствия, что логотип могут воспринять именно так?

— Мы сразу это поняли внутри студии. Но, кажется, все обрадовались, так как он выглядит классно. Может быть, это сознательная провокация. Логотип нарисовался и был сразу утвержден. Это счастливая история, потому что обычно рисовать логотип болезненно и долго, куча вариантов. А тут сразу ребятам понравилось. Я только тюнил немного его. 

— Как долго ты работал над ним?

— Три ночи, три подхода. Короткие были сроки — и он не стоил супердорого. Я помню, как засыпаю, просыпаюсь, рисую. Мне нужно кровь из носу это сделать. Я сделал за три подхода, а это очень маленький срок. 

— В самом начале нашего разговора ты назвал логотип «Медузы» стремным. Ты считаешь его неудачным?

— Не совсем. Я считаю его своей самой лучшей работой, но скорее потому, что бренд прогремел. Я не считаю его неудачным — скорее, нелогичным. Эта фраза, что «он так ужасен, что даже прекрасен, и менять ничего не нужно», довольно хорошо его характеризует. Но его можно было сделать лучше. Знаю, что многие люди сделали бы лучше. Но мне ужасно приятно, что его сделал я, я им очень горжусь. Все его видят и говорят: «Ух ты! Ты это сделал! Да, конечно, мы нанимаем тебя на этот проект». Это вещь, которая сделала для меня много хорошего. А так мне просто нравится, когда логотипы обновляются.

— Как бы ты сейчас его обновил?

— Совершенно точно нужно запустить воздух между букв, нижний штрих «d» сделать больше. Вот и все. Нужно больше воздуха, чтобы логотип был более сбалансированным, а то «uza» очень слились. А еще проверить толщину тонких штрихов. Надо, чтобы они были одинаковые. 

— Сейчас для нашего мерча ты разрабатывал логотип «Медузы» в кириллице. В чем были трудности?

— Честно говоря, это путь, по которому идти не стоит. Форма кириллических знаков изначально очень плохо укладывается в написание готикой. Латиница идет от движения рукой, пером, а кириллица немного придумана. Последний вариант кириллицы, которым мы пользуемся, — это вариант адаптации Петром I. И некая искусственность этих штрихов делает написание готикой почти невозможным. Готичная динамика слева направо в кириллице иногда отсутствует. Например, в знаке «ф» или «м» какая динамика? Они абсолютно симметричны. 

— Как ты работал над кириллическим логотипом?

— Как и в прошлый раз, я понял, что долго работать над ним не хочу. И это было нетрудно, потому что все уже заложено. Основные задачи были у буквы «М», которая оставалась латинской. В таком виде она выглядит как прописная «Т» и читается как «тедуза». Я придумал несколько вариантов.

Если честно, буквой «М» я по-прежнему не доволен, но не знаю, как можно сделать лучше. Пробовал по-разному и остановился на нескольких вариантах. Мне нравится вариант, где делается попытка сделать «М» несимметричной. Но ребята [из «Медузы»] утвердили «М», где хвостики есть и слева и справа. Хорошо, потому что я очень доверяю их чутью. Еще мне нравится, как получилась буква «З». Она больше как 3 — немного цифра, но все равно хорошая. 

— Как ты вообще относишься к моде на кириллицу?

— Я всеми руками за. Сейчас выходит какое-то огромное количество классных шрифтов на кириллице. Это бум развития шрифтового дизайна. Не знаю, с чем это связано, но я только приветствую. Студии type.today и множество независимых студий типа Contrast Foundry… В 2014 году, когда «Медуза» рисовалась, такого не было. Может, потому что общественные сферы у нас сужаются и визуальное становится сильно лучше. Это можно наблюдать даже в регионах. 

— У тебя есть любимый логотип на российском и мировом рынке медиа?

— [Обновленный] логотип «Ленты.ру» [дизайнера] Юрия Остроменского. Мне кажется, это вершина. Я очень люблю, что делает этот человек. Если говорить про зарубежные истории, то я ничего не смогу назвать. 

— А нелюбимые логотипы есть?

— МК [«Московский комсомолец»]. Но он такой ужасный, что прекрасный. У «Газеты.ру» довольно нелюбимый логотип, очень странный. Он кажется нарочно старомодным и вообще не вяжется с тем, что на сайте происходит. Он раздражает.

Если смотреть на ось зла, там хорошие логотипы. Russia Today — нормальный логотип, не могу его ругать. Логотип РИА Новости не сильно лучше, чем логотип «России сегодня». Но это все сделали [мои] друзья. Я знаю человека, который сделал лого «России сегодня». Он суперпрофессионал, и я ничего не могу сказать. Моя профессия позволяет…

Не знаю: оформление Третьего рейха — это хороший или плохой дизайн? Я считаю, что дизайн гениальный…

— Это уже этический вопрос: а стоит ли это делать в принципе?

— Вот именно. Я могу сделать качественную работу и не покривить душой. Дизайнер сделал качественно. Это как сделать качественно машину для сжигания тел в лагере. Качественно сделали? Качественно.

Но нельзя качественно сказать неправду. Это будет неправда. 

— Я под впечатлением от того, как мы лихо пришли с тобой к оформлению Третьего рейха…

— Ну, оформитель не всегда служит силам добра. И при этом он может очень качественно делать свою работу. Можно, конечно, отказываться. Так, многие ушли из РИА Новости [в 2013 году], когда пришел [Дмитрий] Киселев. Я так в студии Charmer оказался. Тогда много людей поняли, что они не будут здесь больше работать, они не могут «жечь сердца геев».

Слушайте музыку, помогайте «Медузе»

Беседовала Александра Сивцова

error: Content is protected !!