На консолях (наконец-то!) вышла Hades — игра по древнегреческим мифам, в которой нужно много умирать и болтать с олимпийцами. Мы поговорили с одним из ее создателей - Инфолаз
На консолях (наконец-то!) вышла Hades — игра по древнегреческим мифам, в которой нужно много умирать и болтать с олимпийцами. Мы поговорили с одним из ее создателей

На консолях (наконец-то!) вышла Hades — игра по древнегреческим мифам, в которой нужно много умирать и болтать с олимпийцами. Мы поговорили с одним из ее создателей

На консолях (наконец-то!) вышла Hades — игра по древнегреческим мифам, в которой нужно много умирать и болтать с олимпийцами. Мы поговорили с одним из ее создателей

На консолях Xbox и PlayStation вышел один из главных хитов 2020 года — Hades от независимой студии Supergiant Games. В ней главный герой бегает по подземельям в мультяшных декорациях древнегреческих мифов. В прошлом году Hades получила звание игры года во многих игровых изданиях мира (мы тоже ее рекомендовали) и стала обладательницей престижнейшей научно-фантастической премии «Небьюла» за лучший сценарий видеоигры (в другой премии, «Хьюго», Hades попала в список финалистов). «Медуза» рассказывает, почему игру ни в коем случае не стоит пропустить. По этому поводу мы побеседовали с главным дизайнером Supergiant Games Грегом Касавиным — о том, почему ради максимального погружения в мир древнегреческих мифов разработчики пожертвовали характерной для жанра хардкорной сложностью.

Механика у игры довольно прямолинейная — это забеги по случайно генерируемым уровням с видом сверху. Игрокам предстоит исследовать разные миры. В конце каждого — мини-босс, потом финальный босс и неизбежная смерть. Начинать нужно заново, но уже с новыми возможностями и апгрейдами. Особое очарование Hades придает история мира — знакомая кому-то по классическим древнегреческим мифам и раскрывающаяся в практически неисчерпаемых диалогах с богами-олимпийцами, существами подземного мира и другими персонажами, которых язык не поворачивается назвать побочными.

С одной стороны, Hades построена на фундаменте классического «», поэтому регулярное поражение и гибель тут — несущая конструкция всей игровой механики. С другой — главного босса можно завалить с первой попытки меньше чем за полчаса: разработчики игры предусмотрели и такую возможность, говорит «Медузе» главный дизайнер инди-студии Supergiant Games Грег Касавин. Некоторые особо впечатляющие он комментирует сам — осторожно, спойлеры!

Касавин отмечает, что команда Hades, хотя и с удовольствием проходила другие игры жанра roguelike типа Dead Cells или The Binding of Isaac, не хотела копировать оттуда самые беспощадные элементы сложности. В Hades нет «перманентной смерти» и потери всего инвентаря. Оружие со всеми апгрейдами так и будет вас ждать на выходе из спальни главного героя Загрея — непутевого сына ворчливого царя подземного мира Аида. Касавин говорит, что на этот компромисс они пошли специально, чтобы избавить игрока от чувства разочарования, которое может его побудить бросить игру — и не открыть для себя все ее сюжетное богатство. 

Но тем, кому не хватает хардкора, игра дает гибкий механизм настройки сложности, благодаря которому потенциал для повторного прохождения становится практически бесконечным. За дополнительную сложность вы получаете все новые возможности и ресурсы для улучшения характеристик героя, оружия, артефактов, развития отношений — а также своеобразную валюту для покупки предметов убранства королевских покоев Аида. Большинство из них несут чисто декоративную функцию, но купить Церберу новый коврик, украшение из черепов для папиного тронного зала или новую кушетку в свою спальню — такая же затягивающая задача, как убить мини-босса на максимальной сложности. Эти совершенно необязательные, но очень милые детали добавляют игре особое очарование и неповторимость для каждого игрока.

Грег Касавин рассказывает «Медузе», что сеттинг древнегреческих мифов показался им настолько подходящим для жанра «рогалик в подземелье» с циклом бесконечных смертей и перерождений, что в Supergiant решили отказались от придумывания собственного мира в пользу интерпретации классических мифов

Не умереть просто нельзя: даже пройдя весь Аид до конца, вы в очередной раз выйдете, отряхиваясь, из вод Стикса. И после первого «прохождения» игра на самом деле только начинается: перепробовать хотя бы минимальный набор полуслучайных комбинаций артефактов, благословений богов (меняющихся от прохождения к прохождению) и апгрейдов оружия удастся, дай бог (🥁), с пятидесятого раза. 

Плюс, конечно, сама история; разные ответвления божественных подсюжетов тоже зависят не в последнюю очередь от того, в какой последовательности вы встретите их во время очередного забега по подземному миру. И это невероятно затягивает: Hades вызывает классическое «ну все, еще один разок и точно спать». И не только из-за желания наконец-то открыть самый главный апгрейд любимого оружия, но и из любопытства — да что же там такое у Ахилла с Патроклом?

Чем чаще погибает главный герой, тем больше у игрока возможностей поговорить с очередным героем древнегреческой трагедии. Все встреченные вами по пути «разумные» персонажи — не декорации, функция которых сводится к выдаче очередного квеста или продаже артефакта. Каждый олимпиец и  божество по-разному реагируют на новую встречу: одни отпускают едкие замечания по поводу своих родственников, другие вспоминают вашу прошлую победу над героем или поражение от него же. С персонажами (ценой некоторых усилий, опять-таки оплачиваемых добычей с очередного забега по подземельям) можно завязать крепкую дружбу или неожиданный роман. Эти усилия тоже не останутся без весомой награды: за каждое развитие отношений с определенным героем до ограниченного сюжетом конца полагается мощный артефакт. 

Если вы изучали древнегреческие мифы по культовой детской книге «Легенды и мифы древней Греции» Николая Куна, потребуется некоторое время, чтобы привыкнуть к звучанию знакомых имен на английском (озвучка в игре только английская). Касавин, кстати, хотя и родился в Москве, с трех лет живет в Калифорнии — и учился по совсем другим книгам. Поэтому в Hades Медуза — это, в отличие от остальных горгон, милое застенчивое существо, работающее горничной у царя подземного царства. Дриада Эвридика лицом и голосом напоминает певицу Лорин Хилл с кустом на голове вместо прически афро, а бог Танатос — персонажа манги и аниме «Тетрадь смерти». Касавин говорит, что ему как иммигранту в первом поколении ближе всех Аид: он ведь в аду тоже приезжий, которому пришлось устраиваться на новую работу на чужбине, выстраивая отношения с местными обитателями. 

Герои говорят не цитатами из Гомера, а с использованием современного сленга. При этом сюжет вполне соответствует первоисточнику. С каждым новым прохождением у каждого персонажа появляются новые реплики, а за историями, которые в них раскрываются, в какой-то момент становится следить интереснее, чем за последствиями очередного апгрейда. Кстати, Касавин отдельно отмечает, что в игре больше 20 тысяч строчек текста, основную часть которых занимают диалоги. Это, конечно, не Disco Elysium, в которой хватит текста на объем всех семи частей «Гарри Поттера» или целиком «Властелина колец», но это все равно сравнимо с «Илиадой» и «Одиссеей», вместе взятыми. 

Правда, чтобы прочитать весь этот объем текста, придется потратить на Hades не один десяток часов. Другое дело, что заниматься этим — одно удовольствие.

Слушайте музыку, помогайте «Медузе»

Алексей Ковалев

error: Content is protected !!