Минюст признал «иноагентами» «Дождь», «Важные истории» и семерых журналистов лично — в списке уже 43 человека и организации. Вот что об этом говорят их коллеги, сотрудники и читатели - Инфолаз
Минюст признал «иноагентами» «Дождь», «Важные истории» и семерых журналистов лично — в списке уже 43 человека и организации. Вот что об этом говорят их коллеги, сотрудники и читатели

Минюст признал «иноагентами» «Дождь», «Важные истории» и семерых журналистов лично — в списке уже 43 человека и организации. Вот что об этом говорят их коллеги, сотрудники и читатели

Минюст признал «иноагентами» «Дождь», «Важные истории» и семерых журналистов лично — в списке уже 43 человека и организации. Вот что об этом говорят их коллеги, сотрудники и читатели

20 августа Минюст России объявил СМИ — «иностранными агентами» телеканал «Дождь» и издание «Важные истории». В списке также оказались главный редактор «Важных историй» Роман Анин, а также журналисты Роман Шлейнов, Алеся Мароховская, Ирина Долинина, Дмитрий Великовский, Олеся Шмагун и Степан Петров. Вот что об этом говорят коллеги — российские журналисты, бывшие и нынешние сотрудники изданий, а также их читатели.

Редакция «Важных историй» (в фейсбуке)

Редакция «Важных историй», а также ее авторы, признанные «иноагентами», сообщают следующее

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА

С момента своего основания, год назад, мы не скрывали от читателей, что зарегистрированы за границей. Сделали мы это для того, чтобы быть свободными. И чтобы не превратиться, подобно российским государственным СМИ, в информационную обслугу власти, которая лает, когда ей это прикажут. А что касается самого списка «иноагентов», то в нем уже столько приличных людей и изданий, что не находиться в нем просто неприлично.

P. S. Если вы хотите нас поддержать, можете это сделать с помощью донатов. И подписывайтесь на наши соцсети — новое расследование выйдет уже на следующей неделе.

Тихон Дзядко

Главный редактор телеканала «Дождь» (в фейсбуке)

Всем привет! Как многие видели, телеканал Дождь внесли в реестр СМИ-иностранных агентов.

Очень много сообщений и звонков, не успеваю всем ответить. Позиция очень простая. Телеканал «Дождь» не является иностранным агентом. Более того, телеканал «Дождь» не является каким-то еще агентом.

Телеканал «Дождь» — российское СМИ. Все 11 лет своего существования Дождь работает в полном соответствии с российским законодательством, все наши источники финансирования известны, потому что мы публикуем свою финансовую отчетность на нашем сайте.

Конечно, мы будем обжаловать это решение — как решение не соответствующее закону и здравому смыслу. И конечно же, мы продолжим работать как прежде.

Спасибо всем, кто пишет и звонит. Мы будем признательны, если вы нас поддержите, оформив подписку или донейт.

Ксения Собчак

Журналистка, бывшая сотрудница «Дождя» (в телеграме)

В годовщину отравления Навального «Дождь» признали иноагентом. «Дождь», на котором я проработала восемь лет. «Дождь», который вырастил меня как журналиста. «Дождь», который я так сильно люблю. Ну что, получается, сейчас «иноагент» — это знак качества. И наводить на подозрение должно отсутствие этой маркировки.

Почти все независимые СМИ прикрыли, осталось немного, так что ОНИ как раз уложатся до осени. А потом возьмутся за ютуб. В этом я абсолютно уверена. Уже ясно, что все, кто не Маргарита Симоньян и не Соловьев — иноагенты.

Сергей Пархоменко

Журналист (в фейсбуке)

Хочу выразить свою солидарность с коллегами. Это способ репрессий, направленных на конкретных людей, с целью создать условия, в которых выполнение профессиональных обязанностей будет невозможным. Это запрет на профессию.

Это противоречит конституционным гарантиям прав человека, а также международным обязательствам России.

Виновные будут нести личную ответственность.

 — девять раз был претендентом на премию «Редколлегия».

 — лауреат премии «Редколлегия».

 — дважды лауреат премии «Редколлегия».

 — дважды лауреат премии «Редколлегия».

 — трижды лауреат премии «Редколлегия».

 — четырежды лауреат премии «Редколлегия».

Это, несомненно, одни из лучших журналистов страны: самых профессиональных, самых ответственных, самых умелых, самых честных и самых храбрых. Они совершенно точно будут продолжать работу.

Алексей Венедиктов

Главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» (в фейсбуке)

Объявлять телеканал Дождь иностранным агентом, на мой взгляд, абсолютное злоупотребление правом.

Мы знаем наших коллег как честных профессионалов и желаем им оспорить это несправедливое и политическое решение в суде.

Максим Товкайло

Журналист, сооснователь Fakecheck.ru (в фейсбуке)

На телеканале «Дождь» лучший коллектив, в котором я работал когда бы то ни было. Они большие профессионалы и настоящие патриоты, а не иноагенты. Уверен, что они спокойно переживут эти непростые времена, потому что у них есть поддержка зрителей. И вы тоже подпишитесь на «Дождь» или задонатьте им.

Павел Лобков

Журналист, бывший ведущий программы «Бремя новостей» на «Дожде» (в фейсбуке)

Я бы скорбел внутри, но поздравляю снаружи. Нет больше мифов о «договорняке» «Эха» и «Дождя», о мифических крышах сислибов, о витринной свободе слова, есть бульдозеры и бульдозерная выставка.

Телеканал Дождь невзирая на лица, внутренне с вами. 20 августа это всегда 20 августа. Мы победим.

Илья Азар

Специальный корреспондент «Новой газеты» (в фейсбуке)

Поспорили недели две назад с коллегами с «Дождя», признают их «иноагентами» или нет. Я говорил, что «медведевская крыша» их хранит, но никто не смеялся, ну и вот обезумевшие власти реально решили всю журналистику выкосить, всем сотрудникам «Дождя» и «Важных историй» ❤️ и ✊ .

Дмитрий Колезев

Главный редактор Republic, основатель издания Itʼs My City о Екатеринбурге (в телеграме)

Ужасное решение о признании «Дождя» иностранным агентом. Замечу, что «Дождь» публикует финансовую отчетность. Можно увидеть, откуда берутся деньги и на что они тратятся. «Дождь» никакой не «иноагент». Это, к сожалению, просто разгром независимых медиа. Власти не нужна никакая критика, никакое независимое мнение. Очень плохо.

Таисия Бекбулатова

Главный редактор издания «Холод» (в фейсбуке)

Телеканал Дождь и Важные истории — ребята, вы ❤️

Когда-нибудь и на нашей улице перевернется грузовик со свободой слова.

Заявление «Новой газеты»

Редактор отдела политики «Новой газеты» Кирилл Мартынов, в телеграм-канале издания

В этом году, в 2021, российское государство решило стать главным и, наверное, единственным зачинщиком августовских катастроф. <…> Это акт свирепой, бессмысленно жестокой цензуры, связанный с тем, что журналисты слишком хорошо работали.

Николай Сванидзе

Член Совета при президенте РФ по правам человека (в комментарии «Интерфаксу»)

Что касается внесения «Дождя» в реестр «СМИ-иностранных агентов», то это очень плохо, потому что это популярный канал. Какое отношение он имеет к «иноагентам», я не знаю. Но при этом у него хорошая репутация, либеральная репутация, поэтому эта акция воспринимается как чисто политическая.

Андрей Лошак

Журналист (в фейсбуке)

Друзья, ответ у нас может быть один. Подписывайтесь на Дождь, пока его как не уничтожили окончательно. «Медузе» подписка помогла, может и тут поможет, хотя я не представляю, как выжить целому телеканалу на одной только подписке без рекламы. А рекламодатели, как показывают другие кейсы, моментально разбегаются. Но нет ничего хуже, чем просто причитать и ничего не делать, — это и есть выученная беспомощность. Не хотите остаться без единственного независимого телеканала — подписывайтесь. Я только что оформил подписку на год (знаю, звучит может быть излишне оптимистично, но уныние — грех, а «Дождь» — optimistic channel)

Леонид Волков

Бывший глава (в твиттере)

Дождь — никакие не «иностранные агенты», а замечательный независимый телеканал. Любим, смотрим, и будем смотреть дальше.

Илья Жегулев

Корреспондент Reuters (в фейсбуке)

Как в анекдоте про евреев и велосипедистов, прочитав новость про «Важные истории», «Дождь» и некоторых журналистов о признании их «иноагентами», я первым делом вскрикнул: ! А её то за что? Уже полгода как ушла из «Важных историй», о чем публично заявляла и сейчас вообще не работает по российской повестке. Но нет, «иноагент» все равно. Как в 30-е годы, не бывает исправившейся контры, репрессировать надо всех. Ну давайте и меня уж заодно, иноагентом быть нынче модно.

Поддерживаю и горжусь всеми коллегами, которых зачислили в избранные.

Сара Рейнсфорд

Журналистка «Бибиси», недавно российский МИД отказался ей продлить визу (в твиттере)

Вот и «Дождь» признали «иностранным агентом». Еще один большой шаг против независимых СМИ и голосов перед сентябрьскими выборами (в Госдуму. — «Медуза»). Решение было опубликовано сразу после окончания пресс-конференции Путина и Меркель.

Илья Яшин

Политик (в твиттере)

Лучи поддержки команде телеканала «Дождь». По нынешним временам это все равно что высокую награду получить за признание заслуг.

Константин Сонин

Экономист, профессор университета Чикаго (в фейсбуке)

ПОЧЕМУ ОДНИ СТРАНЫ РАСТУТ, А ДРУГИЕ НЕТ. ЕЩЁ ОДИН ПРИМЕР

По поводу сегодняшнего объявления Телеканал Дождь и Важные истории «иноагентами» могу только повторить то, что говорил после закрытия «Ведомостей»/ — стагнация и застой в экономике складываются из вот таких шагов. Каждый такой шаг — это «экстрактивный политический институтик», на которых держатся «экстрактивные экономические институты».

Книга Дарона Асемоглу и Джеймса Робинсона «Почему одни страны богатые, а другие бедные» (Why Nations Fail) — самая важная, из популярных, книга по экономике XXI века. Она удивительным образом сводит тысячи работ экономистов и специалистов во всех смежных областях — социологов, историков, антропологов — к очень простой модели, объясняющей почему одни страны богатые, а другие бедные. Потому что в одних странах складываются экстрактивные институты, защищающие, ценой эффективности и развития, ренту элиты, а в другие — инклюзивные, дающие возможность конкурировать, хорошо жить и двигаться вперед.

В книге, конечно, приведены десятки примеров, но главное не в тех примерах, которые есть, а в тех, которые видишь вокруг себя, когда понимаешь модель. Тогда все законы и постановления, ограничивающие конкуренцию на рынке, все преследования политической оппозиции, все механизмы, позволяющие сохранять свой пост — что президента, что директора, что завкафедрой — все это становится просто стандартными иллюстрациями к общей схеме.

Каждый наезд на СМИ — очередной маленький пример усиления экстрактивных институтов. Тех самых, которые делают страны, в долгосрочной перспективе, бедными. Экстрактивные институты стали на эпсилон сильнее, обществу и бизнесу — чуть сложнее, потому что информация, необходимая для принятия решений, стала чуть хуже, правительству — чуть сложнее, потому что исчезла площадка для дискуссий. Экстрактивные институты стали чуть сильнее, застой чуть глубже, шансы на рост — чуть ниже. И это ровно то, что описано у Асемоглу и Робинсона — застой и стагнация происходят не одним рывком, а складываются потихоньку из маленьких шагов в неправильном направлении.

Я знаю, что кому-то во власти кажется, что сегодня 1991 год и нужно быть просто «тверже чем Горбачев» и вот эти все аресты и закрытия СМИ — это просто «быть тверже». А на самом деле — сейчас 1975-й год и каждый арест, который в этом 1975-м даётся без напряжения, каждая завинченная гайка —это маленький шаг на долгой дороге к катастрофе 1991-го.

Сергей Звезда

Главный редактор TJ (в твиттере)

«Важные истории», «Дождь», держитесь.

(Вот мы 1,5 месяца назад писали материал про журналистов и СМИ-иноагентов с загом «Список 28», теперь он вырос до «Списка 43»).

Алексей Пивоваров

Журналист, ведущий ютьюб-канала «Редакция» (в инстаграме)

«Дождь» и «Важные истории» объявили СМИ-иноагентами.

То, что с главным и единственным оппозиционным телеканалом ещё захотят поквитаться — было очевидно. Но, честно сказать, я ошибался. Я думал, что до выборов его не тронут, чтобы сохранить хотя бы видимость полемичности повестки и свободы слова.

То, что «Дождь» признали «иноагентом» именно сегодня, в день встречи Путина с Меркель — тоже неслучайно. Это важный сигнал как Западу, реакцию которого легко предугадать, но которая явно больше не волнует Москву, так и всем оппозиционно-мыслящим людям внутри страны.

Именно людям, а не СМИ, потому что независимых от Кремля СМИ не-иноагентов уже почти не осталось, по крайней мере, в эфирном формате. Только, пожалуй, «Эхо Москвы», которое держится исключительно на личном авторитете Алексея Венедиктова.

Для «Дождя» это не первый случай прессинга со стороны властей. Мы помним, как в своё время его лишали рекламных доходов, отрубив от кабельных каналов. Надеюсь, у них и в этот раз хватит ресурса продолжить работу. Независимый от власти голос — это очень важно. Я всегда это говорил и продолжаю на этом настаивать.

Илья Красильщик

Генеральный директор «Яндекс.Лавки», экс-издатель «Медузы» (в фейсбуке)

Пишу скорее для самотерапии, смысла все равно ноль.

Много лет переживали, что у нас нет своей Пулицеровской премии, но Минюст ее сделал, называется «Реестр иностранных средств массовой информации, выполняющих функции иностранного агента». В ней есть коллективная награда, присуждается СМИ, есть индивидуальные номинации. Сегодня очередное награждение состоялось, дали двум СМИ («Дождь» и «Важные истории») и семи журналистами, два из которых — мои друзья (Мика, Олеся, привет).

Тут гулял хештег #запрещеннаяпрофессия, было много рассказов, как что поменялось за последние 10-20 лет. Поменялось, мягко скажем, сильно, но никогда еще мы не видели такого феерического уничтожения профессии, как за последние четыре (четыре!!!) месяца.

Посмотрите список. 20 человек за 4 месяца. 6 изданий. Это не все. Не хватает , его вообще в отдельную премию засунули, называется «Перечень иностранных и международных неправительственных организаций, деятельность которых признана нежелательной на территории Российской Федерации», там за тоже время, помимо них, еще 10 организаций. Можно считать, Нобель.

Как это выглядит внутри? Я уже не знаю, почти три года не там (и мой уход из медиа уже, наверное, выглядит не как кризис среднего возраста, а бегство).

Я не знаю, сколько журналистов уехала в разные страны как минимум до выборов и, возможно, не вернется.

Я не знаю, сколько журналистов работали за границей, а потом стали внезапно сотрудниками нежелательных организаций — и тоже не вернутся.

Когда мы уезжали в Ригу в 2014-м это была такая эмиграция в шутку. Ну какая эмиграция, когда ты два-три раза в месяц ездишь в Москву? Кажется, за 7 лет мы дошли уже до такого выбора — хочешь работать? Уезжай.

Помню разговор с одним прогрессивным чиновником ровно 10 лет назад. Он тогда сказал: «Ну что вы хотите? Самое темное время перед рассветом».

Прошло 10 лет. Зажгите свет, очень темно.

Слушайте музыку, помогайте «Медузе»

error: Content is protected !!